dekarmi (dekarmi) wrote,
dekarmi
dekarmi

В богослужении важен процесс, а не результат

О. Виктор Кулыгин пишет отзыв на статью "Богослужение: допустимо ли читать Евангелие по-русски?":

Ну прям очень "убедительно" звучит аргумент: "Кроме того, в церковнославянском переводе много смысловых оттенков, которые трудно будет выразить по-русски". Главное выразить, это ничего, что окружающие не поймут. Важен процесс, а не результат. Show must go on.
Ну, а мысль о том, что "Люди тоже должны идти навстречу Церкви, и все-таки немного потрудиться. Если для своих нужд они изучают английский и немецкий, то неплохо бы посвятить время и церковнославянскому" - просто шедевральна с точки зрения пастырства.
Одни не знают, как перед крещением на катехизиаторские беседы народ сагитировать, а другие язык предлагают выучить. Кстати, а где столько учителей собрать? Судя по успешности изучения ЦСЯ в духовных учебных заведениях и уровню реального владения ЦСЯ среди духовенства, кажется, это вопрос риторический.


Но нет ничего нового под луной:
«В Самарских Епархиальных Ведомостях  №23 за 1912 год помещена весьма интересная статья священника Николая Пономарева «О церковно-богослужебном языке». Мысли о. Пономарева очень оригинальны. Мы приводим статью почти полностью. «Каждому иерею, — пишет автор, — с живой душой, с первых дней поступления в приход приходится замечать, что церковнославянский язык своей непонянтностью народным массам мертвит богослужение, ведет к рассеянности и образованию у некоторых своих молитв, состоящих из набора слов, непонятных для богомольца, кои и шепчутся последними, независимо от совершаемого богослужения.
Желая избежать подобных дефектов и достигнуть того, чтобы прихожане «едиными устами и единым сердцем» славили Бога, я рискнул навсенощном богослужении завести чтение на русском языке: псалма 33-го – «Благословлю Господа на всякое время», шестопсалмия, кафизм, канона, первого часа, апостола на Литургии. Делал сначала так: одну всенощную псалмы читали на русском языке девочки церковно-приходской школы, другую по-церковнославянски ученики земской школы. Прислушался, что говорят прихожане. Заговорили так: «Как девочки хорошо, внятно и понятно читают, сразу видно, что в церковной школе учат хорошо, а у земских учеников ничего не поймешь, зачем их батюшка заставляет читать». Оказалось, народ не понял того, что девочки читают по-русски, оттого все им внятно и понятно, а мальчики по-церковнославянски, оттого им и невразумительно.
Когда я объяснил причину разности чтения, крестьяне крайне удивлялись и заявили: «Чего же ранее-то нам не читали по-русски, а держали в темноте?»
Ни волнений, ни одного голоса в защиту церковнославянского языка. Отсюда – пугание новым расколом, — излишние рассуждения. А русское чтение производило неотразимое впечатление и возбуждало религиозное воодушевление. Как-то невольно отдаешься молитве. Молитвенное настроение народа не оставляло желать лучшего, особенно оно достигало своей высоты, когда о. диакон выходил на средину церкви и около Евангелия начинал речитативом читать канон по-русски. Волны молящегося народа сильно действовали на чтеца, он возбуждался еще более, чтение становилось задушевнее, а это все передавалось невольно молящимся, и чувствовалось, что вот когда церковь едиными устами и сердцем славит Бога. Многие из прихожан и даже заезжих интеллигентов наивно заявляли: «А мы и не знали,что псалмы и вообще церковные чтения хороши».
В селе проживает престарелая псаломщическая вдова. О чтении церковном выражается она так: «Прежде чтение, бывало, не поймешь, а ныне все до одного слова понимаю и даже на старости лет заучила некоторые псалмы наизусть». И действительно, придя от всенощной, вперед пред зажженной лампадой прочитает по-русски псалом 100-й: «Милость и суд буду петь», а потом уже раздевается. Ранее она шептала свои особенные молитвы, а ныне молится общею церковной молитвой.
. . .
Пора, пора серьезно подумать о назревшей нужде – замене церковнославянского богослужебного языка русским. Сама жизнь, потребность в религиозной осмысленности, необходимость сознательного в молитве общения с Богом – все это давно вопиет о живом, понятном для всех языке в богослужении. Я только при наличности русского языка в богослужении увидел, что наше православное богослужение есть самая лучшая проповедь о всем деле нашего спасения. Оно одно способно и умудрить, и наставить человека на пути к Царствию Божию. В эту великую сокровищницу все великие и святые мужи вкладывали все то, что «к животу и благочестию», и затемнять это, предлагать в неясном и непонятном виде, есть большая и вредная ошибка».
отсюда
________________
А вот во Владимирском соборе в Херсонесе, откуда к нам православие пришло, понимание службы прихожанами вообще не является проблемой. Проблемой там является расслышать слова, которые артикулирует хор. Акустика в храме никакая. Вместо хорового пения имеет место хоровое гудение - бубубу. А чтение Евангелия в центре храма с пяти шагов уже не разобрать. Можно было бы, конечно, попробовать построить для клироса верхний ярус напротив алтаря, но в православный храм ведь ходят не за тем, чтобы понять тамошнее чтение-пение. А для медитации то многоголосое бубубу даже удобнее.
Tags: церковное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments